ПРАКТИКА

Арбитражный суд города Москвы взыскал с застройщика ООО "РАПО" более полутора миллионов рублей за пользование ценой квартиры при расторжении ДДУ

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ

115191, г.Москва, ул. Большая Тульская, д. 17

http://www.msk.arbitr.ru

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации


г. Москва Дело № А40-162161/1664-816

20 января 2017 г.

Резолютивная часть решения объявлена 22 декабря 2016 года

Полный текст решения изготовлен 20 января 2017 года


Арбитражный суд в составе:

судьи Чекмаревой Н.А., единолично

при ведении протокола секретарем Фроловой Л.С.

рассмотрев в судебном заседании дело по иску Общества с ограниченной

ответственностью «КАССАН» (ОГРН 1157746121664)

к Обществу с ограниченной ответственностью «РЕГИОНАЛЬНОЕ

АГРОПРОИЗВОДСТВЕННОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ» (ОГРН 1035006456539)

третье лицо: Висниовский Константин Сергеевич

о взыскании задолженности по договору участия в долевом строительстве

в судебном заседании приняли участие:

от истца: Ганзер А.Э. (доверенность от 02.04.2015 г.)

от ответчика: Розживин В.И. (доверенность от 12.01.2016 г.)

от третьего лица: Бутовичев Д.В. (доверенность №77АВ0990865 от 07.06.2016 г.)



УСТАНОВИЛ:

 

Общество с ограниченной ответственностью «КАССАН» обратилось в Арбитражный суд г.Москвы с иском к Обществу с ограниченной ответственностью «РЕГИОНАЛЬНОЕ АГРОПРОИЗВОДСТВЕННОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ» о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 1 100 249 руб. 72 коп., штрафа в размере 550 124 руб. 86 коп.


В судебном заседании истец поддержал исковые требования в полном объеме. Ответчик исковые требования отклонил, заявил о несоразмерности предъявленных ко взысканию штрафных санкций. Третье лицо поддержало исковые требования. Изучив материалы дела, выслушав представителей сторон и третьего лица, оценив имеющиеся доказательства, суд установил следующее. 


Как следует из материалов дела,


15 января 2015 года между ООО «РЕГИОНАЛЬНОЕ АГРОПРОИЗВОДСТВЕННОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ» и Висниовским Константином Сергеевичем заключён договор участия в долевом строительстве № 1592/1/АФИ.


05.02.2015 договор участия в долевом строительстве был зарегистрирован Управлением Росреестра по Московской области, регистрационный номер 50-50/02050/020/001/2015-1825/1.

Предметом вышеуказанного договора участия в долевом строительстве являлась постройка ответчиком и передача первоначальному кредитору однокомнатной квартиры площадью 29,84 квадратных метров (условный, проектный номер 592), расположенной на 24 этаже секции РП-14 (номер квартиры на этаже 2) многоквартирного дома, имеющего строительный адрес Московская область, город Одинцово, улица Северная, улица Нижнее Отрадное, дом № 33, 35, расположенного на земельных участках с кадастровыми номерами 50:20:0030114:310, 50:20:0030114:311, 50:20:0030114:312, 50:20:0030114:313 и 50:20:0030114:1204.

Цена договора участия в долевом строительстве составила 3 640 480 рублей (п. 2.1 договора).


11.02.2015 обязательство по оплате цены договора было полностью выполнено первоначальным кредитором, что подтверждается банковской квитанцией.

Ответчик должен был передать квартиру первоначальному кредитору в срок до 01.01.2016 согласно абзацу 2 пункта 1.4 договора.

Вместе с тем, ответчик не выполнил это обязательство, превысив срок его неисполнения.

02.03.2016 первоначальный кредитор направил ответчику уведомление об одностороннем отказе от исполнения договора участия в долевом строительстве.

10.03.2016 уведомление об отказе от договора было получено ответчиком.

05.05.2016 в ЕГРП Управлением Росреестра по Московской области внесена запись о расторжении договора участия в долевом строительстве.

07.06.2016 между первоначальным кредитором и ООО "КАССАН" заключено соглашение № 160607-ВКС о возмездной уступке требований от ответчика.

По условиям указанного договора первоначальный кредитор уступил истцу право требования от ответчика процентов за пользование денежными средствами первоначального кредитора, которые были выплачены им ответчику в счёт цены расторгнутого договора участия в долевом строительстве (3 640 480 рублей), за вычетом 5 000 рублей (размер процентов, выплаченных ответчиком первоначальному кредитору ко дню заключения договора цессии). Проценты были уступлены за весь период пользования ответчиком денежными средствами первоначального кредитора. Размер процентов рассчитывался по формуле, указанной в пункте 4.1 и абзаце 1 пункта 6.4 расторгнутого договора участия в долевом строительстве и в части 2 статьи 9 Закона об участии в долевом строительстве (в редакции от 18.07.2006).

Пункт 2.1.2 договора цессии устанавливает, что первоначальный кредитор уступил истцу право требования от ответчика неустойки (штрафа) за несоблюдение ответчиком добровольного порядка удовлетворения требования первоначального кредитора о выплате процентов, указанных в пункте 2.1.1 договора цессии. Размер неустойки (штрафа) рассчитывался по формуле, указанной в пункте 4.1 расторгнутого договора участия в долевом строительстве, в части 9 статьи 4 Закона об участии в долевом строительстве и в абзаце 1 пункта 6 статьи 13 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей».

08.06.2016 первоначальный кредитор направил ответчику почтовое отправление с уведомлением о переходе к истцу своего права требования суммы имущественных санкций. Вместе с этим уведомлением первоначальный кредитор направил и акт об исполнении договора цессии. Уведомление получено ответчиком 11.06.2016.

Требование о взыскании с ответчика процентов, предусмотренных частью 2 статьи 9 Закона об участии в долевом строительстве (в редакции от 18.07.2006),     3

действительно. Это право получено первоначальным кредитором на основании одностороннего отказа от исполнения договора участия в долевом строительстве и передано истцу по договору цессии.

Правовым последствием совершения первоначальными кредиторами сделки – отказа от исполнения договора участия в долевом строительстве – является возникновение у ответчика обязанности выплатить первоначальному кредитору проценты за пользование денежными средствами, уплаченными последним в счёт цены договора участия в долевом строительстве (часть 2 статьи 9 Закона об участии в долевом строительстве, в редакции от 18.07.2006).

Поскольку ответчик пользовался денежными средствами гражданина, то и проценты за такое использование, установленные частью 2 статьи 9 Закона об участии в долевом строительстве (в редакции от 18.07.2006), должны исчисляться по формуле (1 / 300 X [ставка рефинансирования] X [размер денежных средств, выплаченных первоначальным кредитором ответчику]X [количество дней пользования денежными средствами, выплаченными первоначальным кредитором ответчику]) X 2).

Требование о взыскании с ответчика неустойки, предусмотренной абзацем 1 пункта 6 статьи 13 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требования о выплате процентов – действительно. Это требование получено первоначальным кредитором на основании одностороннего отказа от исполнения договора участия в долевом строительстве и отказа ответчика добровольно исполнять требование о выплате процентов, и передано истцу по договору цессии.

Лицом, отказавшимся в одностороннем порядке от исполнения договора участия в долевом строительстве, являются потребитель (первоначальный кредитор) – он заключал договор участия в долевом строительстве для личных целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Одной из предусмотренных законодательством мер ответственности является неустойка, предусмотренная частью 4 статьи 9 Закона об участии в долевом строительстве и абзацем 1 пункта 6 статьи 13 Закона о ЗПП. В случае, если ответчиком добровольно не исполняются законные требования первоначального кредитора (потребителя), то последний имеет право на взыскание штрафа, размер которого – пятьдесят процентов от требуемой суммы.

Ответчик добровольно не выплатил первоначальному кредитору проценты за пользование их денежными средствами, хотя требование об их выплате заявлялось первоначальным кредитором. Штраф, установленный статьёй 13 Закона о ЗПП, является неустойкой – мерой ответственности ответчика перед первоначальным кредитором за отказ в добровольном удовлетворении его требования о выплате денежных средств.

Первоначальный кредитор вправе передавать требование к ответчику о взыскании сумм имущественных санкций, то есть вправе заключать договор цессии. Этот тезис подтверждается законодательством, его толкованием, данным Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и судебной практикой – пункт 1 статьи 382, пункт 2 статьи 384 ГК РФ (в редакции от 05 мая 2014 года), абзацы 1 и 6 пункта 21 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 года № 120 и постановления Арбитражного суда Московского округа по аналогичным делам, вынесенные 21 января 2016 года (по делу № А41-2072/2015), 29 января 2016 года (по делу № А41-39619/2015), 24 мая 2016 года (по делу № А41-72694/2015), 01 июня 2016 года (по делам №№ А41-61405/2015 и А41-73795/2015) и 06 июня 2016 года (по делу № А41-68063/2015).

В силу ст. 383 ГК РФ переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причинённого жизни или здоровью, не допускается.

В данном случае уступленное право на взыскание процентов и неустойки – денежное требование, возникшее в связи с нарушением должником (ответчиком) по этому обязательству прав потерпевшего (первоначального кредитора). Это требование обладает самостоятельной имущественной ценностью. Никакие из норм закона не содержат положений о возможности нарушения прав и интересов должника (ответчика) уступкой требования выплаты процентов и неустойки, или о существенном значении личности кредитора в данном обязательстве.

Статья 383 ГК РФ устанавливает, что переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причинённого жизни или здоровью, не допускается.

В данном случае уступается право на взыскание неустойки – денежное требование, возникшее в связи с нарушением должником (ответчиком) по этому обязательству прав потерпевших (первоначальных кредиторов). Требование обладает самостоятельной имущественной ценностью. Потому личность первоначального кредитора не имеет значения для уступки этого требования – оно не связано неразрывной связью с личностью кредитора. Никакие из норм закона не содержат положений о нарушении прав и интересов ответчика такой уступкой.

Аналогичная позиция высказана в определениях Верховного Суда Российской Федерации, вынесенных 22 октября 2013 года (по делу № 64- КГ13-7) и 13 января 2015 года (по делу № 48-КГ14-12), в абзаце 9 пункта 17 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 года № 120 и в постановлениях Арбитражного суда Московского округа по аналогичным делам, вынесенные 21 января 2016 года (по делу № А41-2072/2015), 29 января 2016 года (по делу № А41-39619/2015), 24 мая 2016 года (по делу № А41-72694/2015), 01 июня 2016 года (по делам №№ А41- 61405/2015 и А41-73795/2015) и 06 июня 2016 года (по делу № А41- 68063/2015).

Размер процентов, установленный пунктом 4.1 и абзацем 1 пункта 6.4 расторгнутого договора участия в долевом строительстве и частью 2 статьи 9 Закона об участии в долевом строительстве (в редакции от 18 июля 2006 года), рассчитывается по формуле: (1 /300 X [ставка рефинансирования] X [размер денежных средств, выплаченных первоначальным кредитором ответчику] X [количество дней пользования ответчиком денежными средствами, выплаченными ему первоначальным кредитором]) X 2) -5 000), при этом [ставка рефинансирования] в день исполнения обязательства по возврату денежных средств (31.03.2016) равна 0,11 (пункт 1 указания Банка России от 11 декабря 2015 года № 3894-У «О ставке рефинансирования Банка России и ключевой ставке Банка России» и информация Банка России от 31 июля 2015 года «О ключевой ставке Банка России»); [размер денежных средств, выплаченных первоначальным кредитором ответчику] составляет 3 640 480 рублей; [количество дней пользования ответчиком денежными средствами, выплаченными ему первоначальным кредитором] составляет 414 дней (с 11.02.2015 по 30.03.2016), а 5 000 рублей -часть процентов за пользование денежными средствами первоначального кредитора, которая была выплачена ему ответчиком ко дню заключения договора цессии.

Таким образом, размер процентов составляет: (1 / 300 X 0,11 X 3 640 480 X 414) X 2) - 5 000 = 1 100 249 рублей 72 копейки.

Размер неустойки (штрафа), установленный пунктом 4.1 расторгнутого Договора участия в долевом строительстве, частью 9 статьи 4 Закона об участии в долевом строительстве и абзацем 1 пункта 6 статьи 13 Закона о ЗПП, рассчитывается по формуле:(1 / 300 X [ставка рефинансирования] X [размер денежных средств, выплаченных первоначальным кредитором ответчику] X [количество дней пользования ответчиком денежными средствами, выплаченными ему первоначальным кредитором]) X 2) -5 000) / 2), при этом [ставка рефинансирования] в день исполнения обязательства по возврату денежных средств (31.03.2016) равна 0,11 (пункт 1 указания Банка России от 11 декабря 2015 года № 3894-У «О ставке рефинансирования Банка России и    5

ключевой ставке Банка России» и информация Банка России от 31 июля 2015 года «О ключевой ставке Банка России»); [размер денежных средств, выплаченных первоначальным кредитором ответчику] составляет 3 640 480 рублей; [количество дней пользования ответчиком денежными средствами, выплаченными ему первоначальным кредитором] составляет 414 дней (с 11.02.2015 по 30.03.2016), а 5 000 рублей -часть процентов за пользование денежными средствами первоначального кредитора, которая была выплачена ему ответчиком ко дню заключения договора цессии.

Таким образом, размер неустойки (штрафа) составляет:(1 / 300 X 0,11 X 3 640 480 X 414) X 2) - 5 000) / 2 = 550 124 рубля 86 копеек. Суд признает представленный истцом расчёт правильным.

В соответствии со статьёй 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Право снижения размера неустойки как имущественной ответственности предоставлено суду в целях устранения явной её несоразмерности возможным последствиям нарушения обязательств. Учитывая компенсационный характер гражданско-правовой ответственности, под соразмерностью суммы неустойки последствиям нарушения обязательства гражданское законодательство предполагает выплату кредитору такой компенсации его потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом. Вместе с тем решение суда о снижении неустойки не может быть произвольным. Уменьшение неустойки судом в рамках своих полномочий не должно допускаться, так как это вступает в противоречие с принципом осуществления гражданских прав своей волей и в своём интересе (статья 1 ГК РФ), а также с принципом состязательности (статья 9 АПК РФ).

Так, разъясняя законодательство, пленумы Верховного и Высшего Арбитражного судов Российской Федерации и Конституционный Суд Российской Федерации установили, что бремя представления доказательств допустимости снижения размера неустойки лежит на ответчике. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 77 Постановления № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», принятого 24.03.2016 (далее – Постановление Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7), установил, что «снижение размера договорной неустойки, подлежащей уплате коммерческой организацией, допускается в исключительных случаях, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства и может повлечь получение кредитором необоснованной выгоды». Пункт 73 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 устанавливает, что бремя доказывания несоразмерности неустойки и необоснованности выгоды кредитора возлагается на ответчика. Несоразмерность и необоснованность выгоды могут выражаться, в частности, в том, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки. Пункт 74 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 устанавливает, что возражая против заявления об уменьшении размера неустойки, кредитор не обязан доказывать возникновение у него убытков (пункт 1 статьи 330 ГК РФ), но вправе представлять доказательства того, какие последствия имеют подобные нарушения обязательства для кредитора, действующего при сравнимых обстоятельствах разумно и осмотрительно, например, указать на изменение средних показателей по рынку (процентных ставок по кредитам или рыночных цен на определённые виды товаров в соответствующий период, валютных курсов и т.д.).

При этом пункт 73 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 устанавливает, что доводы ответчика о невозможности исполнения обязательства вследствие тяжёлого финансового положения, наличия задолженности перед другими кредиторами, наложения ареста на денежные средства или иное имущество ответчика, отсутствия бюджетного финансирования, неисполнения обязательств контрагентами, добровольного погашения долга полностью или в части на день рассмотрения спора, выполнения ответчиком социально значимых функций, наличия у должника обязанности по уплате процентов за пользование денежными средствами (например, на основании статей 317.1, 809, 823 ГК РФ) сами по себе не могут служить основанием для снижения неустойки.

Абзац 1 пункта 75 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 устанавливает, что при оценке соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства необходимо учитывать, что никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, а также то, что неправомерное пользование чужими денежными средствами не должно быть более выгодным для должника, чем условия правомерного пользования (пункты 3, 4 статьи 1 ГК РФ), а абзац 1 пункта 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2011 № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81) устанавливает, что при рассмотрении вопроса о необходимости снижения неустойки по заявлению ответчика на основании статьи 333 ГК РФ судам следует исходить из того, что неисполнение или ненадлежащее исполнение должником денежного обязательства позволяет ему неправомерно пользоваться чужими денежными средствами. Поскольку никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, условия такого пользования не могут быть более выгодными для должника, чем условия пользования денежными средствами, получаемыми участниками оборота правомерно (например, по кредитным договорам).

Конституционный Суд Российской Федерации в абзаце 3 пункта 10 решения «Об утверждении обзора практики Конституционного Суда Российской Федерации за первый квартал 2015 года», вынесенного 23.04.2015, установил, что положения законодательства не допускают возможности решения судом вопроса о снижении размера неустойки по мотиву явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства без представления ответчиками доказательств, подтверждающих такую несоразмерность.

Вместе с тем, ответчик не представил относимых и допустимых доказательств, свидетельствующих о несоразмерности сумм имущественных санкций.

Таким образом, суд приходит к выводу об удовлетворении исковых требований в заявленном размере.

Расходы по оплате государственной пошлины в порядке ст. 110 АПК РФ относятся на ответчика. На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 8, 12, 309, 310 ГК РФ, ст.ст.

65, 110, 167- 171, 176, 181 АПК РФ, суд

 

                                                                        РЕШИЛ:         

 

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «РЕГИОНАЛЬНОЕ АГРОПРОИЗВОДСТВЕННОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ» (ОГРН 1035006456539) в пользу Общества с ограниченной ответственностью «КАССАН» (ОГРН 1157746121664) проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 1 100 249 руб. 72 коп., штраф в размере 550 124 руб. 86 коп., а также расходы по госпошлине в размере 29 504 руб.

Решение может быть обжаловано в месячный срок с даты его принятия в Девятый арбитражный апелляционный суд.

 

   Судья                                                                        Н.А. Чекмарева

 

Нет комментариев

Добавить комментарий